Среда, 17.11.22, 11:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Пушкин

"Сказка о золотом петушке" или "Кто убил Пушкина?"

"..Иль другой беды незванной".  Во-первых здесь категорически заявляется, что Петушок следит не только за возможными военными нападениями.

Петушок три раза проявил себя, как страж, следящий за половыми отношениями людей: дважды предупреждал о приближении опасности в лице Шамаханской Девицы, и заклевал Дадона за отказ ОТДАТЬ девицу.
Естественно, напрашивается мысль, что и предыдущие предупреждения Петушка относились к сфере межполовых отношений, и "царь наносил соседям обиды смело" именно в этой сфере.
Осталось сделать два самонапрашивающихся предположения, и  больше вопросов (концептуальных) по этой сказке не будет.
1. Отчего вопросы морали (в межполовых отношениях) так волновали Пушкина? Оттого, что они касались его лично, и изображаемые в поэмах, сказках и стихах события - это  слепки его собственной жизни.
2. Вещая птица, Петушок - это поэзия, средствами которой Пушкин старался призвать царя (и других "смелых" персонажей его произведений) к соблюдению древних норм морали (адюльтер - это грех, чаще всего, смертельный).
3. Вспоминая, кто принёс Петушка, и КАК  был за это вознаграждён - легко догадаться, КТО скрывается под фигурой звездочёта.

Нет, не все (вопросы будут решены). Остаётся один вопрос.  Где же он был раньше?  Почему он так страстно возжелал Шамаханскую Царицу только тогда, когда она уже была в карете царя? Раз Петушок - это его детище, то он не мог не знать,  ЧТО вытворяет Шамаханская Царица там, в шёлковом шатре меж высоких гор! Почему не побежал туда, опережая первого же из сыновей Дадона?! Если немного сосредоточиться, то биографы Пушкина найдут ответ на этот вопрос без особого труда.
Предисловие к ответу:  В обоих случаях с сыновьями Дадона Шамаханская царица не совершила преступления: это они, добиваясь её, перессорились между собой ("без шлемов и без лат" - то есть, это было не военное сражение, а, так сказать, бытовое.) И Петушок кричал именно об опасности, а не о преступлении. Ну, и какие же меры  МОГ БЫ принять звездочёт перед лицом  ТАКОЙ опасности, заложенной в самую основу человеческого существа (инстинкт)?
Приложение. Вопрос о времени (продолжительности) описанных в сказке событий весьма важен. Получается, что Шамаханская Царица пудрила мозги сыновьям Дадона и самому Дадону весьма долго. При этом она одновременно и девица, и царица. Девицами назывались человеческие существа женского пола любого возраста, начиная от созревания и до вступления в брак. А царица, по определению, это - ЖЕНА царя. Если хорошо присмотреться, не найдём ли мы её мужа среди персонажей произведения? И тогда, если привлечь на помощь биографов Пушкина с их багажом, то мы сможем ответить, почему она одновременно и царица, и девица.

"Рать побитая лежит".  Спутники сыновей Дадона, второй эшелон, второстепенные претенденты на Шамаханскую царицу, не имея никаких шансов добиться её признания, были настолько увлечены ею, что тоже все перессорились между собой. Причём, против этого яда не устоял никто, ни один не уцелел, не вернулся к Дадону с вестью: "А они там все с ума посходили от этой царицы!" Вопрос о том, было ли это преувеличением, или, действительно, ВСЕ оказались околдованы её чарами - я оставляю специалистам для детального исследования.

"Поседелый". В этом слове содержится такой смысл: мол, поседел. То есть,  раньше был не седой, а теперь - седой. Какие же два момента из жизни старика здесь сравниваются?  Очевидно, не детство сравнивается со старостью, и не зрелый возраст со старческим. Очевидно, ради того, чтоб не пренебречь "минимумом содержательности", точнее, законом минимума содержательности (соблюдение которого свойственно каждому настоящему мастеру), мы должны допустить, что сравниваются не такие уж далёкие друг от друга моменты, и даже более: оба сравниваемых момента  должны были быть как-то освещены в произведении. То есть: "Весь как лебедь поседелый", значит, что  мудрец-звездочёт поседел за то время, пока Шамаханская Девица кружила головы Дадону и его сыновьям. Потому что в начале сказки не говорилось, что он седой, а теперь он СТАЛ поседелый. Известно, от чего люди седеют за столь непродолжительное время.

 
В подтверждение тезиса о том, что это произведение не на военные (и близкие им)  темы, а на темы морали, присмотримся к фразе

..Но всему же есть граница!
И зачем тебе девица?

Получается, что царь может развлекаться с девицей, а тебе, уважаемому человеку - не пристало. Причём, Шамаханская Девица с самого начала знакомства приобрела над ним (царём) неограниченную власть, а через неделю она ему стала дороже "титула боярского, дороже половины царства!"



"Да ты знаешь ли, кто я?"

Кто я - этим вопросом царь подчёркивает разницу между собой и стариком и одновременно сообщает, что  ЕСТЬ И МНОГО  ОБЩЕГО.
Разница  - в общественном положении, в богатстве: могу дать денег, могу дать чин.

А вот отдать СВОЮ девицу - не могу. В этом я такой же, как все мужчины. Не отдам ни за что.


"..Бродят кони их средь луга, по притоптанной траве, по кровавой мураве.".
На первый взгляд  безобидное описание обстановки после гибели братьев, на самом деле, может быть, таит очень глубокий иносказательный смысл.
При чтении в первом смысле возникает вопрос: разве могли братья, сражаясь друг с другом, забрызгать своей кровью траву "средь луга"?  Ведь они вонзили мечи друг во друга перед шатром! И рать побитая не могла забрызгать кровью траву средь луга - она лежит в ущелье тесном! Чья же это кровь?
Это недоумение помогает в поисках второго смысла,например, такого:
Конь (всадника) символизирует тело (человека).
Трава обозначает волосы, да не простые, а растущие в заветных местах.
Притоптанная трава - речь идёт о партнёрах "не первой свежести".
"Кровавой". Словом "смерть" обозначают измену, смерть любви, а кровь - это один из её атрибутов.
Бродят - нет одного, выделенного из толпы, единственного партнёра, сгодится любой. Такова участь сынов Дадона после неудачи с Шамаханской  Девицей (в глазах Пушкина).

К этому рассуждению непосредственно приложима и фраза, которой Дадон оплакивает взаимное убийство сыновей:
"..Попались в сети оба наши сокола"
В какую сеть попадает мужчина, оказавшись рядом с "очаровательной" шамаханской девицей? Какое соперничество толкает мужчин на крайние меры? Кого чаще всего называют соколом или соколиком (кроме военных удальцов)?

Не многовато ли будет для  ОДНОГО  петушка защищать и моральные (нравственные), и государственные границы? В таком случае не обозначают ли военные сражения, упоминаемые в тексте сказки, грызню соперников за свою пассию?


"В сарацинской шапке белой".   В христианской стране каждый мусульманин (сарацин)  воспринимался как "не такой". Именно этот смысл содержится в уточнении, что шапка на нём была сарацинская - он был не такой, как все, причём, ещё и "белой", то есть, чище других.


"..Царь умолк, ей глядя в очи..".

"Умолк" - казалось бы, царь должен был, продолжая свои причитания, наброситься на девицу: "Ах ты, такая-сякая, ты уловила в сои сети обоих моих сыновей...и т.д.", а он  "забыл" смерть обоих сыновей. "Забыл", то есть, перестал учитывать величайшую опасность, исходящую от Девицы, и ринулся в её объятия, навстречу своей смерти (он её предвидел: "..Горе, смерть моя пришла.."


"А царица вдруг пропала, будто вовсе не бывало" = по окончании эпопеи с Дадоном, сыновьями и Шамаханской девицей (вызвавшей огромный ажиотаж в обществе("все завыли за Дадоном"), интерес к ней сразу упал, и никто уже о ней не вспоминает.  Пропала - значит, исчезла из виду, сошла со сцены (театра жизни).



PS  Я до сих пор не заострял внимание читателей на ещё одном противоречии, предполагая, что его разрешение будет очевидно, если вспомнить, что слова "скопец" и "девица" - это, всего лишь, обозначения.
В самом деле. Мудрец неоднократно назван скопцом (Ср. у Гумилёва: "..ты знаешь, я их петь не в силах, скрипучим голосом кастрата". А уж он-то совсем никакой не скопец!). Да и царь удивляется: "..И зачем тебе (скопцу) девица?". Однако, как оказалось, для мудреца это вопрос жизни и смерти: "Отдай девицу!". Именно, "Отдай!", так как по косвенным данным (девица одновременно была названа "царицей", то есть женой кого-то) царь похитил её именно у него, у звездочёта.

"Царь-девица". С этим словосочетанием встречались знакомые с историей петровских времён. Так называли царевну Софью (сводную сестру Петра), которая, фактически, царствовала до воцарения Петра Первого.


PS 2
Известно, что утешая умирающего после дуэли Пушкина, чтобы тот не беспокоился о судьбе вдовы и детей, царь сказал:  "Они мои". Разумеется, для тех, кто не прочитал "Сказку о золотом петушке", эти слова значат: "отныне ОНИ МОИ подопечные".