Среда, 17.11.22, 11:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Карл IX

"Джуман"

.

Два эпизода, из которых состоит новелла, с одними и теми же действующими лицами (Старик, девочка, змея) позволяют предположить, что первый из них (ЦИРКОВОЕ представление) введён в повесть для того, чтобы видно было, откуда взялись эти герои во втором эпизоде (в ПЕЩЕРЕ), приснившиеся лейтенанту, а самостоятельного значения не имеют.
Но давайте прислушаемся к тому, как Пушкин поучал Гоголя, что такому писателю, как Мольер, нет надобности прибегать к интриге, каким-то пружинкам и другим приспособлениям, чтоб построить свою повесть.
Поэтому осмелимся предположить, что ОБА эпизода описывают реально присходящие события (или на худой конец, в цирке показано, как этот процесс (венчание) воспринимается окружающими (зрители), а в пещере (в церкви) показано, что это значит для девочки и лейтенанта).
Повздыхаем, и спроим себя:
А какой у девушки самый главный враг? - Церковь. Её (девушку) приводят в церковь и ОТДАЮТ замуж за незнакомого человека, на всю жизнь, без никакой возможности опротестовать (чтоб изменить) решение родителей, безо всякого учёта её склонности (если таковая уже есть).
И лейтенант, хоть и находился над происходящим (стоял выше на тридцать футов) - не смог спасти девочку, хотя и был к ней неравнодушен.

\

\

"Жакерия"
.
Мериме не такой уж простачок; если он приводит данные, отличающиеся от общепринятой исторической концепции (и совпадающие с Новой Хронологией Фоменко-Носовского), то это что-нибудь да значит! По крайней мере, ещё одно свидетельство, причём от лица, жившего в гораздо более близкую эпоху к "переправленным историческим событиям", чем мы. У него было больше возможностей заполучить свидетельства, хоть устные, хоть письменные, сохранившие неискажённую историю. За прошедшее после Мериме время (почти триста лет!) чистка неугодных документов продолжалась, а люди, которые могли слышать от своих предков правдивые рассказы о былом, постепенно поумирали.
.

(страницы приводятся по четырёхтомнику)
.
281.
Симон (крестьянин): Он (священник) говорит с нами так, точно мы сами беседуем друг с другом. ... Воин и монах, не сговариваясь, сказали одно и то же. (о причинах бедственного (угнетение хозяевами) положения крестьян).
.
258.
Наставник Конрада (десятилетнего сына барона): Не угодно ли вам послушать историю о знаменитом рыцаре Гекторе Троянском или о благородном бароне Фемистокле?....Хотелось бы вам быть рыцарем ордена Святой Спарты?
.
Валентина Дынник комментирует:
Имеется в виду герой "Илиады", сын троянского царя Приама. Рыцарем он, кончно, быть не мог, так как рыцарства в античной древности не было, оно возникло лишь в средние века.
Имеется в виду Фемистокл (Пятый век до н. э.), крупный политический и военный деятель древних Афин, прославившийся во время греко-персидских войн. Бароном быть не мог, так как этого титула в Древней Греции не было, он возник лишь в пору раннего средневековья.
Ордена Святой Спарты - рыцарского ордена, то есть, объединения рыцарей, подчиняющихся общему уставу, - в Древней Греции быть не могло. Название древнегреческого города и государства Спарты невежественный Бонен (наставник) принимает за имя христианской святой.
.
353.
Оборотень (главарь разбойников): Мы с тобой как святой Кастор со святым Поллуксом - два лучших стрелка и два лучших друга на свете.
Броун (английский стрелок): Святой Кастор и святой Поллукс... А откуда они были родом?
Оборотень: Один был француз, другой - англичанин.
Комм: Кастор и Поллукс - в греческой и римской мифологии братья-близнецы, сыновья Леды. Считались покровителями воинов в битве. Причисляя их к христианским святым, и одного из них называя французом, а другого англичанином, Оборотень даёт ещё один образец той путаницы в представлениях о древнем мире, которую вышучивает Мериме в третьей картине "Жакерии".
.
381.
Лангуаран (доктор прав): Анаксагор, древний философ и врач Дионисия Первого, короля Сицилии, на вопрос упомянутого Дионисия о том, что, на его взгляд, полезнее всего для благоденствия государства, ответил....
Комм:
Анаксагор (ок. 500 -428 до н. э.) - древнегреческий философ.
Дионисий Первый (ок. 431 -367 до н. э.) тиран древнегреческого города-государства Сиракуз на о. Сицилия. Из сопоставления годов жизни Дионисия и Анаксагора видно, что Анаксагор умер, когда Дионисию было только около трёх лет от роду, и, следовательно, беседа между ними, о которой говорит Лангуаран, не могла иметь места. Несмотря на свою степень доктора прав, схоласт Лангуаран так же невежественен в представлениях об античном мире, как и другие действующие лица "Жакерии".
.
Переправляя наспех историю, учёные-конструкторы упускали некоторые мелочи, за которые и ухватился Мериме. Понятно, что открыто опротестовать официальную историю он не мог. А подать под видом шутки - глядишь, кто-то и заметит.

\

\

"Хроника царствования Карла IX" Мериме.

Это произведение представляет  особый интерес по разряду "С какой стати ...?"
Во-первых, почему автор остановился (выбрал для описания) именно на этой эпохе?
Во-вторых, почему автор отказался, вопреки просьбам читателя, изображать "широкую картину действительности"?
В-третьих, что значат слова "Значит, этот   рассказ не для Вас"? точнее,
Читатель: Пожалуй, я не найду в вашем романе того, что мне хотелось бы найти.
Автор:  Боюсь, что не найдёте.
которыми заканчивается восьмая глава "Разговор между читателем и автором".
Для кого же тогда этот рассказ? Кому интересна история только одного какого-то никому не известного вымышленного гугенота и непосредственно с ним соприкасающихся лиц? Что в его (этой) истории представляет интерес для читателя (другого, не того, с кем беседовал автор)? Необычность? Или, наоборот, типичность? Поэтический текст должен наносить душе читателя неисцелимые раны - а это возможно только при соприкосновении с правдой жизни, то есть, если "человек говорит правду".
То есть, ни типичность, ни необычность судьбы героя здесь ни при чём.
Нас волнует именно то, что ТАК БЫЛО, мы участвуем в происходящем, мы не можем отстраниться от изображаемого, настолькоьоно чётко, рельефно, резко и БОЛЕЗНЕННО. Следовательно, мы невольно начинаем искать СВОЁ МЕСТО во всей этой кутерьме (аэтоти есть главная цель поэзии. Точнее,тне цель, а результат действия).
Ответ мне мерещится совершенно неожиданный. Автор (Мериме) как будто был знаком с положениями "Новой хронологии" и, не имея возможности возвысить голос в защиту исторической правды открытым текстом, демонстрирует нелепость официального объяснения причин религиозных войн, сопутствовавших победному шествию Реформации.