Среда, 17.11.22, 11:04
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Гумилёв 2


Идентификац героини "Пят.ямб" ГЕРОИНИ СООТВЕТСТВУЮТ ПРОТОТИПАМ

В дополнение к 8+3 пунктам, (см.http://www.gumilev.ru/forum/viewtopic.php?f=5&t=936&hilit=%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B8%D0%BD%D0%B8)отражающим вариативность образа героини, предлагаю ещё несколько соображений.
9. Рассматриваемые прототипы героини двух стихотворений (Ахматова и Высотская) - я бы отнёс к разным типам, не только по характеру, темпераметру, но и по мировоззрению. Жизнерадостная, лёгкая в обращении с людьми, смелая, пышущая здоровьем Высотская, с одной стороны - и бледная, болезненная, задумчивая, строгая, впечатлительная, легко ранимая, осмысливающая каждый свой шаг и шаг близких ей людей Ахматова, с другой. Характеристики героинь, содержащиеся в этих двух стихотворениях, соответствуют традиционному представлению об этих женщинах. 10. Переработка стихотворения "Пятистопные ямбы" не коснулась его темы, а свелась к успешной работе над многословием. Из стихотворения были исключены строфы с темами, близкими к теме стихотворения. Однако, одна фраза из исключённых строф ("Но тот, кто видел лилию Хирама, тот не грустит по призрачным садам, а набожно возводит стены храма, угодного земле и небесам") висела несколько лет у меня на стене в качестве некоего лозунга или идеала, а в окончательном варианте фразы для вывешивания на стену не нашлось. Наличие побочных тем в стихотворении делает его менее поэтичным, неправильным, производящим на читателя меньшее впечатление (из-за размытости темы). Ахматова в разговорах с друзьями о стихах всегда подчёркивала (и сама вкладывала огромное количество сил для выполнения этого правила), а от себя добавим и третью составляющую этого равенства, само собой разумеющуюся: "поэтично = правильно = кратко" 11/ Стихотворение "Ислам" гораздо труднее для восприятия, так как насыщено иносказаниями. К эзоповскому языку Гумилёв прибегает здесь из-за гораздо более щекотливой темы этого стихотворения: отказывать женщине, с которой БЫЛ в близких отношениях, прямым языком (открытым текстом) у джентльменов не принято. Иносказания расшифровываются, например, так: "Враг злейший христиан на всём Леванте". Бог - это любовь (в противоположность сексу). Христиане - поборники любви как святого чувства. Враг христиан - противник концепции чистой, возвышенной, единственной любви. На Леванте - среди окружающих Гумилёва людей. "Камень Кабы" - предмет поклонения. Фактически, она сказала (так, чтоб Гумилёв слышал!): "Чего он молится на неё! Она давно уже влюблена в другого человека!" А заключительные строки стихотворения, из-за того, что они отделены словом "потом", можно понимать и так, что "печаль" к ней пришла потом, не на вечере в "Бродячей Собаке", а тогда, когда "мыши съели три волоска из бороды пророка". То есть, она опечалена отказом Гумилёва от неё, и даже задумавшись, не видит веских для этого причин ("мыши съели" - образное выражение, обозначающее явно неуважительную причину, когда что-то пропало.) Название стихотворения подчёркивает, что "иметь нескольких женщин" допустимо, терпимо, возможно, приветствуется только в исламе, а для христианина (исповедующего Бог = любовь) это неприемлемо. 12. "Пятистопные ямбы" со словами "и в рёве человеческой толпы, в гуденье проезжающих орудий..." не могли быть написаны раньше, чем ВСЕ читатели могли бы увидеть в этих СЛОВАХ начало 1-й мировой войны, точнее, вступление России в войну. (Естественно, эта фраза содержит иносказание, и на самом деле НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ к 1-й мировой войне не имеет. См. "О невнимательности"). А к этому времени Гумилёв совершил уже ВСЕ свои африканские путешествия. 13. Послесловие. "Переделать мир" может не сверхчеловек с мечом в руках (или "в панцире железном" - это, даже при первом рассмотрении - нелепость) и мышцами Шварценеггера, а ПРОРОК. И Гумилёв своё обещание выполняет. Первая, подготовительная часть его работы выполнена: его труды вышли из подполья. Осталось их прочитать, "и от древа духа снимут люди золотые, зрелые плоды". И Гумилёв знал, ПОЧЕМУ предыдущие попытки (Будда, Христос) оказались неудачными. Беатриче Музы, рыдать перестаньте.... Четвёртое стихотворение из посланных другу. 3 августа 1997 года. 1. Ни один дурак не скажет о себе: "Я - дурак", ни один развратник не скажет: " Я - развратник". Видимо, это слово (два слова) здесь следует понимать в особо-узком, особо-специальном смысле. Стоящие рядом слова грешник, безбожник подсказывают, в каком: у них, у святых, секс считается грехом. О том, как вольно "обращается" поэт со святостью и грешностью, можно судить хотя бы по тому, что тираду, произнесённую несчастным влюблённым в первых строфах стихотворения "Жестокой", он называет богохульством. 2. "Чтоб пронеслось с уступа на уступ задумчивое имя Беатриче". Поскольку любовь всеобъемлюща, то ему мало физической близости ("пластичных поз"), он претендует на весь её духовный мир ("задумчивое имя"), который должен подниматься по трудным ступеням - уступам. А "хор девичий" - уж не любящих ли дочерей он ей прочит? Или это хор подруг, настоящих? 3. "Волны-звери" - секс без любви. "...пряталась скорбь" - расплата за это. Второй вариант: "скалы" = не отвечающие взаимностью. 4. "...молитвы..." - понимается здесь в смысле медитации, отказа от себя. "...Хрустящий..." - значит, с заметным эффектом. "...Песок..." - нечто обычное, как у всех. "золотых" - значит, очень ценных, приятных. "Островов" - без посторонних, без свидетелей. 5. "Увидел...кинжал в ...руках" - значит не "кинжал находится в руках", а "руки являются кинжалом", так как они (руки) уходят, а без них нет жизни (для него). К тому же он добровольно отдаёт ей всю свою жизнь ("о чём я мечтал"). 6. "Подаришь... навсегда уведёшь..." - здесь содержится одно из самых точных его предсказаний. ет.







Сказка
"Людоеда посадили в башню мрака, башню пыли" - это самое точное описание, во что превратилась жизнь Блока из-за недоступности Ахматовой.
"Говорят, он стал смирнее (добрее)" - намёк на безудержные половые устремления Блока до знакомства с Ахматовой. ("Разбойный посвист молодого Блока" - так сказала о нём Ахматова).
"Рассказывает сказки о том, как пляшут феи" = пишет стихи о недоступности Ахматовой.
"Строит глазки" - придаёт своим стихам привычную для читателей форму, столь ЛЮБИМУЮ ими.
"Дагомея" есть еще о личностном...
"Но ты всё-таки ниже наваленной кучи из тобой отсечённых человечьих голов" = Твои сердечные победы невозможно сбросить со счетов. Они (и ещё неизвестно, в какой степени!) участвовали в формировании твоего теперешнего "Я". По крайней мере, я закрыть на них глаза не могу!.

Снова море Я сегодня опять услышал...
1. Почему песни Улисса, призывающего к игре моря (с морем, в море), противопоставляются добру?
2. Мир чужой и знакомый одновременно? - у него уже есть опыт, но партнёры имеются в виду новые.
3. Породниться - вступить в половую связь.
4. Берегов изгибы, изломы - формы тела.
5. Солнце духа - источник стремления. Земля - женщина.
6 Усмирю усталую плоть? - плоть устала добиваться ЕЁ.
Канцона Третья Как тихо стало в природе
1. "склонился" - двойной смысл:
а) завершённая форма от оборота "быть склонным", суть которого - иметь привычку, предпочтение, намерение, желание.
б) наклонился - стал косым, стал ниже.
2. Свобода - страшная, потому что это - свобода половинок, неправильная свобода.
3. И это настолько противоестественно, что вся природа заинтересовалась.
4. Земля - это женщина, и её и завоёвывали, и покупали.
5. Сам слуга, а "делюсь властью"? Делюсь, то есть, предлагаю тоже стать маяком (см. "Одиночество"), взять власть над собою в собственные руки.
6. "Природа". Говорят: "Такова его природа", "Такова моя природа", подчёркивая самые главные свойства, самую суть. По-видимому, ЗДЕСЬ Гумилёв обозначает этим словом самого себя (см. также стихотворение "Природа". Там тоже просматривается этот смысл).

О тебе о тебе
1. Что же такого особенного в её белом платке, что он способен даже остановить звук архангельской трубы?




Подзаголовок
"После победы", ИЛИ "Что мешает счастью мужчины, добившегося признания женщины"
Солнце катится, кудри мои золотя...

О Гумилёве
"Забытой повести листы"
Анна Андреевна Гумилёва (жена Дмитрия), при всей бесконечной её простоте и бесхитростности повествования, невольно для себя, выдала ТАЙНУ, каков ОН на самом деле. Потому что: Как может человек, общительный, внимательный и предупредительный ко ВСЕМ, счастливый в браке с хорошенькой Асей, за одну минуту, разоткровенчавшись на тему о жизни, браке и т.п, превратиться в "бесконечно печального"?
Вся его общительность и весёлость - напускное. Точнее, способ существования. Так же, как мы обращаемся с дорогой с помощью велосипеда, с лошадью - с помощью кнута или вожжей, с коровой - с помощью ведра пойла и подойника, - точно так же Гумилёв обращается с людьми с помощью общительности, веселья, энергичности, воспринимаемой (а может, и являющейся, несмотря не бесконечную грусть) как жизнерадостность.


Памяти Анненского К таким нежданным
Над этим стихотвороением заставляют задуматься несколько противоречий. Сформулируем их виде вопросов.
1. Какое отношение к Анненскому имеет женщина, которая "и снова плачет и поёт"?
2. Пользовался ли анненский "еле слышными духами"?
3. Был ли у него "нежный и зловещий голос"?
4. Был ли у него на шкафу Эврипид? Был. Но почему он "слепил горящие глаза" гостя?
5. Есть ли у него стихи, в которых "плакала какая-то обида"? А если и есть, то с какой стати с них начинать разговор?
6. Почему голос музы назван жалким, если это его голос? И о каких шлюзах говорится в этом же предложении? Ответ см. далее ("Разговор", "Душа и тело"...)
7 "Сини дали" - это в тумане-то?
Предположим, что это - женщина, любившая Анненского при жизни, и теперь, полубезумная от горя, мечется по парку, в прохожем ей мерещится он. Тогда, почему, рассмотрев его, она не скажет прямо: "Ах, не тот!", а ей только это ЧУВСТВУЕТСЯ?
Лемма. "Десятком фраз, пленительных и странных, как бы случайно обронённых, вбрасывать в пространство БЕЗЫМЯННЫХ мечтаний" влюблённых в них мужчин - свойственно именно женщинам.
И я уверен, если перечитывать это стихотворение, имея в виду, что "Анненский" - это только символ, слово-обозначение, - оно будет нравиться всё больше и больше, и в конце концов оно будет наносить душе неисцелимые раны. Единственное усилие, которое придётся сделать - это простить Автора за смелость, с которой он обращается с именем своего кумира. Это легко сделать, если вспомнить, что мужчина - это всего лишь половина, и ради того, чтоб соединиться со второй половиной, он ИДЁТ на всё, вплоть до риска оскорбить имя Анненского, тем более, что оскорбления тут никакого нет, да и 99,9% читателей этого стихотворения п о д л о г а не замечают, и очень довольны, хвалят автора за певучий дифирамб.
В этом предположении снимаются все противоречия, вплоть до "последней музы": её голос жалок, и она одинока, потому что это про НЕЁ, она ведь тоже поэт, к тому же нам только что сказали, что ОНА и плачет, и поёт, а впереди стоит союз "и".
"В тумане светит мрамор плит" - напоминание о похоронённом чувстве.




Бог Тревоги (Например, в "Возвращении Одиссея")
Не гляди же с тоской на дорогу
и тоскливую в сердце ТРЕВОГУ поскорей навсегда заглуши.
И даже в совсем уж простенькой песенке
Ах, Самара-городок, беспокойная я, беспокойная я - успокой ты меня!
речь идёт о той же самой ТРЕВОГЕ.
Соловьи, соловьи, не ТРЕВОЖЬТЕ солдат




Я и Вы

Да, я знаю, я вам не пара,
Я пришел из иной страны,
И мне нравится не гитара,
А дикарский напев зурны.

Не по залам и по салонам
Темным платьям и пиджакам —
Я читаю стихи драконам,
Водопадам и облакам.

Я люблю — как араб в пустыне
Припадает к воде и пьет,
А не рыцарем на картине,
Что на звезды смотрит и ждет.

И умру я не на постели,
При нотариусе и враче,
А в какой-нибудь дикой щели,
Утонувшей в густом плюще,

Чтоб войти не во всем открытый,
Протестантский, прибранный рай,
А туда, где разбойник, мытарь
И блудница крикнут: вставай!

            июль 1917 г.

Прочитав это стихотворение, пока оно ещё, ВСЁ ЦЕЛИКОМ, свежо в памяти, удобно начать рассмотрение с последней строфы. Противопоставление. Что противопоставляется чему, и с какой целью? Цель понятна: уточнение. Сказать просто, куда стремишься - этого мало. Будет гораздо понятнее, если добавить, куда НЕ СТРЕМИШЬСЯ. Потому что места эти очень близки, очень похожи
и называются одинаково: "Рай".
1. Протестантизм выдвигает на первое место человека, а Бог оказывается на втором месте.
2. Разбойник, мытарь и блудница со всей определённостью приводят нас к Иисусу Христу, христианскому Богу, Богу любви.
3. Смысл противопоставления полностью проясняется, если учесть, что и на флаге, и на гербе, и в каждом стихотворении Гумилёва написано "Бог - это любовь", и Гумилёв пользуется этими
словами, как синонимами: везде, где встречается слово "бог", оно обозначает "любовь".

"Умру". Словом "смерть" (со всеми её синонимами и атрибутами) у всех акмеистов обозначается смерть любви, то есть, измена (если любовь уже была) или поругание невинности. "При нотариусе" - значит, новая связь регистрируется как брак. Врач нужен был бы, чтоб освидетельствовать непорочность девушки. "На постели" - с соблюдением всех традиционных ритуалов. "Дикая щель" - это женщина, способная на дикую, то есть, необузданную любовь.

Вода, море и тому подобные - символизируют эротику.
Дракон - это Ахматова, как следует из стихотворения "Естество" и из "Поэмы Начала", а также из стихотворения "Змей" (Змей и Дракон можно считать синонимами (в данном случае)).
"Водопад" -это слёзы, "Облака" - это поэты. Эти обозначения распространены повсеместно. Поэма "Мик", "Эзбекие"...
 
...... имеют мало отношения к Гумилёву. Но кое-что я в своих папках (электронных) всё-таки нашёл.
 
 Почему я говорю, что почти все стихи Гумилёва имеют своим предметом личность Ахматовой:
" В этот мой благословенный вечер Собрались ко мне мои друзья, Все, которых я очеловечил, Выведя их из небытия... далее пречисляются все литературные герои (даже фантастические)... «Тише, крики! Смолкните, напевы! – Я вскричал. – И будем все грустны, Потому что с нами нету девы, Для которой все вы рождены».
 И определить, КТО подразумевается под этой девой, не так уж трудно. Конечно, у Гумилёва было много знакомых, друзей, и даже к некоторым он был неравнодушен. Но есть ли среди них такая ОДНА, к которой он обращался бы на протяжении целых десяти лет (см. "Эзбекие") с упрёками, мольбами, предостережениями и даже стоном (см. "У цыган")? Есть и более конкретные детали, благодаря которым за стихами Гумилёва просматривается фигура Ахматовой, но об этом сказано отдельно (см. "Непрочитанный Гумилёв" и "Мир Гумилёва").
Книга "Непрочитанный Гумилев", как это явствует и из подзаголовка («Из писем потрясённого Гумилёвым человека»), является первым, так сказать, импульсивным откликом на прикрытую красивыми словами боль человека (Гумилева), описывающего своё постепенное, шаг за шагом ("Костер" - "Огненный Столп" - "Шатёр") восхождение на Голгофу. В результате она (книга) оказалась подходящей только для подготовленных читателей (не в смысле каких-то познаний в литературоведении, а имеющих собственный опыт подобных душевных переживаний). С тех пор добавилось/появилось много уточнений, добавлений к её статьям, а также несколько комментариев к незатронутым в ней стихам. Самыми главными из таких я считаю "Естество" и "Персидская Миниатюра". Кроме того, увидев неприятие моих трактовок, как они представлены в книге "Непрочитанный Гумилев", я начал последовательное, с самого начала, по мере того, как они вводились Гумилевым в его стихи, описание, "расшифровку" "катахрез" языка Гумилева, в виде примерно 96 статей, собранных в книгу "Мир Гумилева". Однако, работа над этой книгой находится на самой начальной стадии.
 
 Иван Полувеков
 «Сказочно только обыкновенное, когда его коснётся рука мастера.» Б. Пастернак, «Доктор Живаго»
 
НЕПРОЧИТАННЫЙ ГУМИЛЕВ
Из писем потрясенного Гумилевым человека
 
 ПРЕДИСЛОВИЕ
 Анна Ахматова о Николае Гумилеве
 6 ноября 1962. Москва...Глухонемые, не демоны, а литературоведы, совершенно не понимают, что они читают, и видят Парнас и Леконта де Лиля там, где поэт истекает кровью (Вяч.Иванов и Брюсов). ...Ощущение, трагедия любви - очевидна во всех юных стихах Гумилева. Героиня так же зашифрована, как и пейзаж - иначе и быть не могло. ..Он сначала только лечил душу путешествиями, а стал настоящим путешественником (13-й год). Все (и хорошее, и дурное) вышло из этого чувства [см. выше: трагедия любви] - и путешествия и Дон-жуанство. В 1916 г., когда я жалела, что все так странно сложилось, он сказал: "Нет, ты научила меня верить в Бога и любить Россию". Невнимание критиков (и читателей) безгранично. Что они вычитывают из молодого Гумилева, кроме озера Чад, жирафа, капитанов и прочей маскарадной рухляди? НИ ОДНА ЕГО ТЕМА НЕ ПРОСЛЕЖЕНА, НЕ УГАДАНА, НЕ НАЗВАНА. Чем он жил, к чему шел? Как случилось, что из всего вышеназванного образовался большой замечательный поэт, творец "Памяти", "Шестого чувства", "Трамвая" и тому подобных стихотворений? Фразы вроде "Я люблю только "Огненный столп", отнесение стихотворения "Рабочий" к годам революции и т. д. ввергают меня в полное уныние, а их слышишь каждый день. (Июль 1965 г.) И не только от несчастной любви (как мы видели выше), но и от литературных неудач и огорчений Гумилев лечился путешествиями. К сожалению, даже такие явные вещи недоступны для наших исследователей А все-таки, когда пишешь о стихах, следует заниматься и столь элементарным их подтекстом, а не только тупо повторять, что Гумилев - ученик Брюсова и подражатель Леконт де Лиля и Эредиа. Разумеется, из этих двух страниц, которые я написала сегодня, можно сделать не очень тонкую книжку, но это я предоставляю другим, например, авторам диссертаций о Гумилеве, которые до сих пор пробавляются разговорами об ученичестве у Брюсова и подражании Леконт де Лилю и Эредиа. И где это они видели, чтобы поэт с таким плачевным прошлым стал автором "Памяти", "Шестого чувства" и "Заблудившегося трамвая", тончайшим ценителем стихов ("Письма о русской поэзии") и неизменным бестселлером, то есть его книги стоят дороже всех остальных книг, их труднее всего достать. И дело вовсе не в том, что он запрещен - мало ли кто запрещен. По моему глубокому убеждению, Гумилев поэт еще не прочитанный и по какому-то странному недоразумению оставшийся автором "Капитанов" (19O9 г.), которых он сам, к слову сказать, - ненавидел. "Новый мир", N 5, 199O "Литературная газета", 13 июня I99O
 
 ВВЕДЕНИЕ
 Метод символизма (на примере)
 1. Слова: "Моя нога зацепилась за подножку вагона отходящего поезда..."
2. Смысл: Что при этом происходит, дофантазируйте сами!
 3. Цель: Дофантазировали? А теперь имейте в виду, что под поездом подразумевается нечто неумолимое, идущее своим путем несмотря ни на что, например ...
 
Гумилев, безусловно, являясь последователем Данте, творил под лозунгом "Было бы великим стыдом тому, который сочинил бы вещь в одеянии риторических фигур и украшений, а затем, будучи спрошен, не мог бы снять со своих слов это одеяние так, чтобы в них был настоящий смысл". "Новая жизнь", глава двадцать пятая. Обстоятельства не позволили ему "снять это одеяние". Да его никто и не спрашивал. Вплоть до последнего времени все (все ли?) были довольны мишурой. Настало время поискать "настоящий смысл".
 
Стр. 65 О НАЗВАНИЯХ СБОРНИКОВ
 
"ПУТЬ КОНКВИСТАДОРОВ" - автор, в основном, знает свое Я, мир для него - внешнее. Весьма показательно, что слово это стоит во множественном числе.
 "РОМАНТИЧЕСКИЕ ЦВЕТЫ" - закладка нового фундамента, обещание того, что будет. А также в том смысле, что это, мол, цветочки по сравнению с предстоящими страстями.
Считается, что название "ЖЕМЧУГА" исходит от образа прекрасных стран, в которых возможен поиск общечеловеческих ценностей: "Символом этих ценностей и стали жемчуга". Но ведь во всем его творчестве мы нигде не встречаем никаких иных стран, кроме ее (и его) духовного и иногда "плотного" мира. "Шатер" стоит особняком - это кантата о Родине. Нет. Жемчуга - символ женской красоты, перед лицом которой "как колосья созревшей нивы клонятся головы НЕПРЕКЛОННЫХ"
"ЧУЖОЕ НЕБО" Его Небо и Ее Небо - настолько разные, настолько непохожие, несмешивающиеся, как масло и вода. Небо – это область духа, место, где витают (его и её) души.
 "КОЛЧАН" Это название оправдано тем, что каждое стихотворение причиняет боль, ранит, как стрела, а одно из них так и называется: "Больной". Во-вторых, это - набор стрел, имеющих определенную цель, и в-третьих, все они - о войне, принимающей более или менее активные формы, от самых острых ("Персей", "Наступление"), до тихих и спокойных ("Памяти Анненского", "Ислам"), вплоть до полной капитуляции ("Ода д'Аннунцио", "Возвращение")..Война у Гумилёва подразумевается не та, где империалистические державы устроили бойню миллионов людей, а СТОЛКНОВЕНИЕ ДУШ, ПРИНЦИПОВ, САМОЛЮБИЙ и т. п.
 "КОСТЕР" - имеется в виду тот, на котором священная инквизиция или просто толпа сжигала ведьм или других людей, отдавшихся дьяволу.
19 сент. «ШАТЕР» - символ родного очага, своего дома., Родины. Естественно, что за такие стихи (особенно, "Сахара", "Судан" и т.п.) он ДОЛЖЕН был поплатиться жизнью. ПРЯМО за такие стихи не расстреливают - это значило бы растрезвонить так тщательно скрываемое. Его могли уничтожить за что угодно, за то, что он примкнул к кружку Таганцова, за то, что он наехал велосипедом на ребенка, за то, что у него прадедушка был миллионером и т.п. 15 окт. Несмотря на все, сказанное им в «Шатре» о своей Родине, проникнутое глубочайшей горечью и даже сарказмом, любовь к Родине у него незыблема, ни о каком бегстве не может быть и речи: «Дай скончаться под той сикоморою, Где с Христом отдыхала Мария» 2 окт «ОГНЕННЫЙ СТОЛП» Являясь не менее символистскими, чем входящие в них стихи, названия сборников становятся понятными только после детального ознакомления со стихами. У Ахматовой ecть (ANNO DOMINI) стихотворение про жену Лота, которая, убегая с ним из поражаемого Божьим огнем города, нарушив запрет, оглянулась и превратилась в соляной столп (насквозь каменный). Легко предположить, что оглядываясь на свою жизнь (хоть это и запрещено законом - прошлого не существует!), Гумилев превращается не в каменный, а в огненный столп (горит ВСЕ его существо), в отличие от «Костра», когда остатки Я, ЭГО, создавали у него ощущение, что ОН сгорает, ЕГО жгут (извне).
 
 Стр.111 Следует обратить внимание на несколько стихотворений, формально относящихся к африканским, но прорабатывающим совсем другую тему. 24 сент АФРИКАНСКИЕ СТИХИ Признать, что описания сражений с дикими африканскими племенами на самом деле описывают совершенно другие "встречи", будет гораздо легче, если вспомнить, что по Африке Гумилев путешествовал, а не воевал.(Буде имело бы место последнее - не бывать ему в живых после первого же боя, ведь его экспедиции были чрезвычайно малочисленны (вдвоём с племянником!), а завоевывают Африку целые армии, и то далеко не всегда успешно.)
 
ЕСТЕСТВО
 Я не печалюсь, что с природы
Покров, её скрывавший, снят,
 Что древний лес, седые воды
 Не кроют фавнов и наяд.
 
 Не человеческою речью
 Гудят пустынные ветра,
 И не усталость человечью
Нам возвещают вечера.
 
 Нет, в этих медленных, инертных
 Преображеньях естества -
 Залог бессмертия для смертных,
Первоначальные слова.
 
 Поэт, лишь ты единый в силе
 Постичь ужасный тот язык,
 Которым сфинксы говорили
 В кругу драконовых владык.
 
 Стань ныне вещью, Богом бывши,
 И слово вещи возгласи,
 Чтоб шар земной, тебя родивший,
 Вдруг дрогнул на своей оси.
 
 1919 г. 10 - 12 апр 2001:
 
Одним из ключевых понятий, фигурирующих в этом стихотворении, являются "медленные, инертные преображения естества". В разряд этих "преображений" попадают всего два феномена: "гудят пустынные ветра" и "вечера". Какие же "преображенья естества" мог обнаружить Гумилев в "гудении пустынных ветров" и в "вечерах"? Вечер - это время свиданий, встреч, бесед, выяснения отношений, одним словом, время, когда половинки особенно остро ощущают себя половинками. Стремление найти свою вторую половинку у Гумилева называется Музой Дальних Странствий. Одним из языков (способов проявить себя), на которых говорит Муза Дальних Странствий, является ветер. Это чрезвычайно широкое понятие с трудночерчиваемыми рамками. Сюда входит и весточка от далекого друга, и стремление к перемене мест, и странный сон, в котором не поставлены точки над i .... Пустыня - это место, где люди встречаются крайне редко, а в основном попадаются существа, которые либо нас просто не замечают, либо стремятся использовать нас как средство для достижения своих целей. Итак, в этих двух феноменах Гумилев усмотрел не просто "преображенье естества", то есть, рост человека, но и "залог бессмертия". О том, что может быть залогом бессмертия для смертных, существуют два предположения: Громкие дела, из которых и состоит история рода человеческого. Продолжение себя в своих "кровных" потомках, а это и есть первоначальные слова: ПЕРВАЯ глава Библии. То есть, каждый, участвующий в этом процессе, привносит свой кирпичик на грандиозную стройку высот человеческого духа. "Первоначальными словами" эти феномены названы, по-видимому, в том смысле, что они полностью отвечают одной из первых заповедей, данных Богом человеку: плодитесь и размножайтесь (развивайтесь) ! Вторым ключевым понятием этого стихотворения являются сфинксы, речь сфинксов, язык сфинксов. Причем, фраза об их языке непосредственно следует за "первоначальными словами", как бы указывая, что между ними есть и логическая связь. Действительно, по свидетельствам древних, сфинкс мог заговорить только в крайнем случае, когда человек совершил нечто ужасное, нарушил нерушимое правило, переполнил чашу терпения богов, и речь сфинкса всегда звучала как извещение об этом, мол, всё, настала пора нести ответственность за свои преступления. Естественно, всех, кому доводилось услышать, как заговорил сфинкс, его речь повергала в неописуемый ужас. И не нашлось никого. кто затруднялся "постичь этот язык", хотя не все они были поэтами. Таким образом, заявлять, что постичь язык сфинкса может только поэт, нет никаких оснований, если оставаться в рамках традиционного понимания слов. И если предположить, что автор этого стихотворения не просто бросается красивыми словами, а вкладывает в них нечто сокровенное, то обнаружить новый, непротиворечивый (или хотя бы менее противоречивый) смысл этой фразы можно, придавая словам более широкий, точнее, более конкретный, но не противоречащий широкому, смысл. Сфинкс - это образ могучего, человекоподобного (и в то же время - льва) существа, полностью лишенного свободы, превращенного в камень. И хотя о сфинксах говорится в прошедшем времени, надо иметь в виду, что настоящий поэт редко говорит о прошлом. Обычно - о настоящем. Страсть, с которой звучит это стихотворение, говорит в пользу последнего варианта. Значит, здесь содержится обращение к будущему читателю, который должен быть поэтом, то есть, понимать, чувствовать, уметь читать между строк, чтобы постичь язык (понять, о чём идёт речь - это ещё следующая ступень), которым ГОВОРИТ сфинкс, (это он о себе), и такие, как он, "сфинксы". (множественное число - это гипербола, обычная для Гумилева). Разбор первой строфы здесь не приводится, так как представляет из себя большой объём работы, и не является необходимым для понимания остального. И хотя обе последние фразы стихотворения связаны, казалось бы, обращением к одному и тому же поэту, категоричность, лаконичность и отрывистость звучания фразы "Стань ныне вещью!" позволяет предположить, что слово "ныне" относится только к словам "стань" и "возгласи", а к выражению "в силе постичь язык" отношения не имеет. То есть, слово поэт применяется здесь в широком смысле, то есть, вообще, поэт: один поэт - это будущий читатель, а другой поэт - это тот, кого призывают стать вещью. Или, если всё-таки сохранить идентичность этих поэтов, и считать, что это - одно и то же лицо, - тогда слово "постичь" означает не только научиться понимать язык сфинксов, но и уметь пользоваться им, ГОВОРИТЬ на языке сфинксов, то есть, изрекать извещения о преступлениях, на которые Боги не могут закрыть глаза. И какое же слово возгласит поэт, "чтоб дрогнул шар земной", не дрогнувший даже, когда человек, бывший Богом, стал вещью?? И кому? Кто этот преступник (см. "Тот, другой")? Вещь и Владыка (владелец) составляют комплиментарную пару, эдакое единство (единицу): "вещь и её хозяин". И то, что они оказались разнесены на несколько строк, в данном случае - не принципиально. Вещь - это то, чем пользуются, в отличие от человека свободного, равного Богам. И, что самое главное, и чего многие не замечают, это то, что ВЕЩЬ с неминуемостью пользуется тем, кто ею пользуется. А "слово" (по евангельскому толкованию) - это Бог. А Бог - это любовь (см. "Слово", а также "Наступление", правда, там это слово названо "мыслью великой"). Итак, его любовь звучит как упрёк ей, от которого дрогнет шар земной, потому что уму человеческому невозможно понять, как можно продолжать любить и в то же время стать вещью, принадлежать другому человеку. То есть, должно произойти нечто, выводящее человека на следующую ступень, что он и сделал в августе 21-го. Теперь, имея общее представление о языке сфинксов, можно задаться вопросом, почему они говорили "в кругу драконовых владык"? Раз в кругу драконовых владык заговорили сфинксы, значит, там творились такие дела, которые превосходили терпение Богов. Драконовых владык - это значит "владык дракона", тех, кто владел драконом. Потому что, в случае, если бы нужно было сказать о владыках, что они были похожи на дракона или имели ещё какое-либо иное отношение к дракону, - было бы сказано "драконовских". Непосредственный переход "в силах понять язык" - "слово возгласи" позволяет предположить, что и возвестить поэту предлагается то же самое, о чём говорят сфинксы: "Так нельзя! Ты дошла до крайней степени раздражения богов!" И тогда, если произносимое слово достигнет необходимого уровня эмоционального накала и найдёт отклик ( у слушательницы), может быть, и дрогнет, то есть, усомнится в правильности своего поведения и шар земной, то есть, земля, то есть, она. Дракон - это она (см. "Поэму Начала", а также стхтв. "Змей"). Владыки - это "князь мира сего", явно довлеющий над нею (до авг. 21-го года), воплощённый в нескольких лицах, начиная от "большого" Блока, и кончая "маленьким" Анрепом, Модильяни и т.д., одним словом, "Бродячая собака". В кругу...то есть, он явно причисляет себя к этому обществу. Язык назван ужасным ещё и потому, что человек, находящийся в ужасном положении, лишенный возможности что-либо предпринять, который может только говорить, естественно, говорит ужасным языком (языком ужаса). Таким образом устраняется кажущаяся разрозненность частей стихотворения, и оно становится цельным, единым. Но это ещё не всё. Продолжение. ЕСТЕСТВО 2005 год "Владык" - она полностью вписалась в этот мир, который представлен, прежде всего, посетителями "Бродячей Собаки", подчинилась ему ("Все мы бражники здесь, блудницы..."). "Постичь..." - написанное им нужно понимать иносказательно, а для этого нужна некая подготовка, некое умение, которое Гумилев называет "быть поэтом". "В кругу" - Гумилев и сам посещал "Бродячую Собаку". Теперь бы я в кое-каких формулировках высказался иначе, но "что написано пером, ......". Есть такое понятие - "Документ". И кому, как не Вам, знать, что это такое , и в чем его ценность. 30 ноя: ... к тому же, выражению "поэт, лишь ты единый" можно придать двоякий смысл: Либо: только поэты, одни только поэты, и никто кроме поэтов (этот вариант рассмотрен выше) Либо: только один из поэтов. В последнем случае легко догадаться, о ком из поэтов идёт речь: уж, во всяком случае, не о Волошине (с ним Гумилев стрелялся!), не о Мандельштаме ( этот человек - Божьей милостью поэт, и особых накала страстей у Гумилева не вызывает ), не о А.Блоке ( ему посвящено стхтв. "Замбези", ( сб. "Шатер")) - более уничтожающей критики невозможно себе представить. Я счёл возможным упомянуть это стхтв., поскольку в нём в 12 строках от слов "я дремал в заповедном..." до слов "... разрушитель, убийца и лев" описана вся история взаимоотношений Блока и Ахматовой, а всё, что касается Ахматовой, я надеюсь, Вам тоже интересно.) И этот "единый поэт" прекрасно понимал, о чём пишет Гумилев. В подтверждение этого тезиса достаточно сравнить словари: она частенько пользуется теми же обозначениями, символами, метафорами, катахрезами Гумилева ( я склонен называть их так, поскольку никакого более подходящего слова подобрать не могу). 5 дек. "шар земной, тебя родивший" можно понимать и так, что он стал поэтом только благодаря ей ( своему отношению к ней) {Земля=Изида=Женщина}. С драконом мы уже встречались. Во-первых, в стхтв."Змей" ( сб. "Костёр"). Там она выражает своё недоумение по поводу обычной неверности мужчин. А в "Поэме Начала" описывается заключительный этап взаимоотношений Гумилева - Ахматовой. 11 дек. "богом бывши". Поскольку Бог = любовь, то это значит: «когда была жива любовь». "слово вещи возгласи". Пролить свет на смысл слова "вещь" помогает то, что уже встречалось слово "владыки". Владеть можно только вещью. Более того, он и сам себя объявляет вещью: ( Стань вещью!, то есть, стану вещью ) - он отдает себя в руки Энгельгардт (его вторая жена). Поскольку его главной задачей является всё-таки расшевелить её, достучаться до неё, то выражение " чтоб дрогнул на своей оси" можно понимать именно в этом смысле. " тебя родивший". Здесь смысл двоякий. Во-первых, благодаря ей он состоялся ( родился ) как поэт. А во-вторых, если УМЕРЕТЬ -- обозначает разлюбить, то, может быть, РОДИТЬСЯ -- значит полюбить? 1 янв. 06 "поэт, лишь ты единый". Третий вариант прочтения : на протяжении фразы происходит переход от "поэта вообще ( в частности, она )" к своей собственной персоне.
 
 
 ПЕРСИДСКАЯ МИНИАТЮРА
 
 Когда я кончу, наконец,
 Игру в cache-cache со смертью хмурой, (игра в прятки, фр.)
 То сделает меня Творец
 Персидскою миниатюрой.
 
 И небо, точно бирюза,
 И принц, поднявший еле - еле
 Миндалевидные глаза
 На взлёт девических качелей.
 
 С копьём окровавлённым шах,
Стремящийся тропой неверной
На киноварных высотах
 За улетающею серной.
 
 И ни во сне, ни наяву
 Не виданные туберозы,
 И сладким вечером в траву
 Уже наклоненные лозы.
 
 А на обратной стороне,
 Как облака Тибета чистой,
 Носить отрадно будет мне
 Значок великого артиста.
 
 Благоухающий старик,
 Негоциант или придворный,
 Взглянув, меня полюбит вмиг
 Любовью острой и упорной.
 
Его однообразных дней
 Звездой я буду путеводной.
 Вино, любовниц и друзей
 Я заменю поочерёдно.
 
 И вот когда я утолю,
Без упоенья, без страданья,
 Старинную мечту мою -
 Будить повсюду обожанье.
 
1919
 
10 авг. 2002 г.:
 Вот уже на протяжении 80-ти лет мы наблюдаем, как вся читающая Гумилева публика и профессионалы, прекрасно знающие своё дело, характеризуя наследие Гумилева, говорят о звучности, экзотичности, точнее, склонности к экзотике, точной шлифовке, изобилии королей и других великих людей и т. п. То есть, буквально повторяют все характеристики, которые применимы к персидской миниатюре. Причем, описание того, что изображено на миниатюре, очень точно, правда, образным языком, описывает содержание произведений Гумилева. Таким образом, первая часть пророчества сбылась полностью. Со второй частью дело обстоит сложнее, так как для раскрытия её смысла нужно сделать несколько логических ходов. "На обратной стороне", то есть, с той стороны, которая не видна снаружи, то есть, имеется в виду внутренность, существо. "Значок великого артиста". Поскольку на самом деле Гумилев не артист, а поэт, критик, то ясно, что этим словом он пользуется в переносном смысле, взявши о