Вторник, 18.09.18, 20:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Анненский. Учитель. Глазами непредвзятого читателя - 3


Стихотворение "Там" ("Тихие песни") описывает его семейную жизнь?!

Первый Фортепьянный Сонет ("Тихие песни")

Кристально-чистые так бешено горды!  -  это о Гордости Мелхолы Ахматовой?  Не знаю, чем вызвана и чем подкрепляется эта параллель: Ахматову можно назвать чистой только весьма условно (относительно):
она сама признавалась о себе: "Этой розы цветы в девятнадцатом веке увяли".
ИЗВИНЕНИЕ. Я перепутал. Ахматова сравнивает своё цветение не с "цветами розы" (тогда бы получилось, что она называет себя розой, что, в общем-то, нескромно), а называет себя Ивой (поскольку иву называют "плакучей", а всё её творчество за последние тридцать лет - сплошной стон). Причём, поскольку цветы ивы не принято воспевать, то она говорит о листах:
"Этой ивы листы в девятнадцатом веке увяли..." ("Городу Пушкина").
Название цикла весьма и весьма символично. Во-первых, слово "город" стоит в дательном падеже (без предлога). А это значит просто "КОМУ". То есть, Ахматова отдаёт, точнее, даёт, вручает, просит принять, НАЦЕЛИВАЕТ эти стихи, выдаёт, преподносит их "городу Пушкина".
Известно, что словом "город" у акмеистов обозначается семья. Уточнение фамилией "Пушкин" приводит нас точно в Петербург, то есть, это её собственная семья. Таким образом, здесь Ахматова обращается к своей семье с сообщением об иве, КОГДА у неё увяли листы.  Совершенно очевидно, что никому из членов семьи Ахматовой совершенно неинтересно знать, КОГДА увяли листы ивы (понимаемой в прямом, первом смысле).  Таким образом, мы приходим к необходимости  ВЫЙТИ ЗА  ПРЕДЕЛЫ  первого смысла, иносказание требует  ИНОГО  прочтения, например, такого, как предложено выше.

В этом стихотворении поэт описывает (с достаточной для большинства случаев полнотой) состояние мужчины, лишённого женского общества.

Самое главное, что нам даёт это стихотворение: Здесь содержится полное, обстоятельное и вполне прозрачное описание "книги", как метонимии для обозначения "истории потревоженных сердец" (о потревоженных сердцах см. также  "Второй мучительный сонет" ("Лилии"))


А в стихотворении "Миг" подводит черту:
"Всё. Но только не глядеть
В том, упавший на колени."

А в случае, когда надо выразить, что стихи идут "от тела", поэт обращается к образу "текст на коже" (см. также "Далеко..далеко.." и у Гумилёва "Поэма начала":  "Засверкали   в ответ чешуи, стал читать на них Морадита...")

"Есть книга, но меня волнуют девы".  Как ещё прикажете понимать в этой фразе слово "книга", если не в предложенном мною прочтении: 
"У меня есть, о чём вспомнить; казалось бы, до всех этих дев  ТЕПЕРЬ мне нет дела, НО......волнуют.  (Потому что "книга кончилась")" ?



Раз уж все уделяют так много внимания "мёртвым",  обратимся к ним и мы.

"У  ГРОБА"

Всё-таки предварительное знакомство с Гумилёвым облегчает чтение Анненского.  Описательная часть стихотворения более-менее понятна; если мы и допускаем где-то какие-то неточности, это почти не влияет на общее восприятие картины происходящего.  Последняя же фраза, несущая философский смысл (по крайней мере, на первый взгляд), "приблизительным пониманием" не удовлетворяется.
Человек, думавший о себе как о духовном существе, вдруг обнаруживает, что он представляет собой тело, главный инстинкт [инстинктом в биологии называется программа действий, поведения, заложенная в природе живого существа и выполняющаяся  без участия ума (в случае человека)] которого его высокий дух не смог ни обуздать, ни укротить, ни сдержать.  Естественно, теперь, размышляя над тем, что же случилось, точнее, КАК такое могло произойти, он называет это "ужасом тела"(для него ужасна власть тела над духом). И ответу на последний вопрос  (ответу, сформулированному в виде вопроса(то есть, это один из предполагаемых ответов)  "или...?") посвящена последняя фраза.
"Всем"  -  Для обозначения одного, известного нам лица, Гумилёв часто пользуется словами "все" или "никто"("Ворота рая" ("Жемчуга")) и даже "мы" ("СЛОВО", "Огн. Столп"), а местоимением "он" - сплошь и рядом (даже нет смысла приводить примеры).
При таком понимании слова "всем" легко предположить, что, отвергнутый (или, может быть, точнее было бы сказать "разлучённый с нею") ею, он оказался способен поддаться "тайне бытия"=основному инстикту, соблазнам, всегда окружающим нас в обществе.

"дверь после себя оставила открытой"  -  за одной изменой , вероятно, последуют другие - она (измена) не приносит удовлетворения.


О  ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ  НЕБА И ЗЕМЛИ

Н. Гумилёв писал ("Природа"):
"Сладкий запах мёда смешался с запахом болот" -  в любви грань между возвышенным и низким исключительно тонка.
А у Анненского ("Братские могилы"):
"И куёт земле оковы позабытый небом пламень", то есть, страсть, если в ней нет ничего возвышенного, неизбежно порабощает женщину.Так как:
Пламень - это страсть,
Небом обозначается "Область возвышенных, отвлечённых понятий",
Слово "земля" или "Изида" - это синоним слова "женское начало", "женщина".


"Трое"

У Ахматовой в стхтв  "В зазеркалье" есть слова "....та, третья, нас не оставит никогда", НЕ  сопровождающиеся никаким пояснением, кто же эта третья. Однако, указание, что она "не из нашего столетья" прямым ходом отсылает нас к Анненскому, ибо это единственный человек (кроме Гумилёва, конечно), присутствие которого в стихах Ахматовой подразумевается и БЕЗ упоминания его имени. Таким образом, надо бы уточнить дату написания этого стихотворения (что оно, действительно, написано не в "нашем" веке, ибо Анненский творил и в  XX веке) и можно приступать к  СОВМЕСТНОМУ  анализу этих двух стихотворений.
Похоже, я выразился недостаточно внятно: "Та, третья" - это и есть Аня Горенко в лапах принца из "У самого моря".

РОЖДЕНИЕ И СМЕРТЬ ПОЭТА

"Поле" - место, где находятся (и работают) люди.
"Немого"  -  они не умеют выражать свои мысли. Считается, что это - следствие расплывчатости, нечёткости мыслей. Они ещё не оформились, их как бы и нет. "Немой" - человек молчит не только, если не умеет говорить, но и если ему нечего сказать.
"Без ненастья"  -  ещё ничего плохого, вроде, и не случилось.
"Тоски туманы" -  тоска затмевает душу человеческую, и он теряет адекватную ориентацию. 
"Дрожа"  -  при этом душа дёргается, как бы трепещет.
И такое название этому стхтв.  присвоено не зря.  Во-первых, речь идёт о поэте, а во-вторых, рождение и смерть имеются в виду как обозначающие  появление любви  и погибание любви (измена).



"Чёрное море"

Суровым отблеском ножа
Сверкнёшь ли, пеной обдавая,-
Нет! Ты не символ мятежа,
Ты - смерти чаша пировая.

Когда фраза начинается с "Нет!", это значит, что она является реакцией на предшествовавшее высказывание,  а "нет" - введением в его опровержение. Далее уточняется:  опровергать мы собираемся то мнение, что "ты - символ мятежа".
Попробуем себе представить, символом КАКОГО мятежа может быть "море, сверкнувшее ножом, и в пене"?
Море - эротика.
Нож - орудие смерти (измены).
Пена - сопутствующие обстоятельства.
Мятеж - это одна из форм протеста против установившегося, утвердившегося порядка, против подчинения, закабаления. В эротике, очевидно, это - брачные узы.
Итак, смысл последней строфы сводится к тому, что эротические поползновения семейного человека имеют в своей основе не столько протест (духовное начало), сколько примитивное (атавизм) "влечение пола" (физиологическое начало).
Гумилёв тоже обращался к этому образу (мятеж) в "Капитанах":
"...или бунт на борту обнаружив..."
 

Старая усадьба


"Выйдет месяц - где твой след?"
Это даже не риторический вопрос, а перефразировка (вольное
применение) народного выражения "его и след простыл", что значит:
его уже давно здесь нет. А месяц - это та же самая луна, только в
мужской ипостаси, то есть, красавец, предмет воздыханий, муж.
И оба последователя Анненского (Гумилёв и Ахматова, и даже Блок)
широко пользуются этим обозначением.
 


"На пороге”
"..она придёт – меня не будет.”
Не подобная ли встреча описана Пушкиным в поэме "Руслан и Людмила”? Через 40 лет Наина пришла к финну, но он уже не смог полюбить её ТАКУЮ. В этих словах, как у Пушкина, так и у Анненского, подчёркивается, что изменилась не она, а он: он воспринимает её теперь по-другому, он вырос. То есть, здесь содержится недомолвка. Подразумевается: "Меня не будет такого, каким я был тогда”. 40 лет, разумеется, это гипербола. На самом деле имеется в виду срок, достаточный (и необходимый), чтобы с человеком произошли указанные изменения.